О профессоре Наби Магомедове

Наби Магомедов

О профессоре Наби Магомедове в нашей республике знают немногие. Разве что в родном Буйнакске помнят этого молодого скромного человека, в 30 – сумевшего стать профессором университета в Рочестере в штате Нью-Йорк, а в свои неполные 36 лет достигшего больших успехов в области химии.

Но не таким был человеком Наби Магомедов, чтобы тихо уйти в забвение. Не случись эта страшная катастрофа 7 февраля 2006 года на скоростной автомагистрали вблизи Харримана в Штате Нью-Йорк, то Наби Магомедов и его супруга Наталья Щербинина достигли бы больших успехов. Впрочем, они и так многое успели сделать и оставить яркий след в сердцах тех, кто их знал.

Дагмара Магомедова работает в буйнакском управлении образования. Чтобы уделить нам внимание и рассказать о брате, ей пришлось отпроситься с работы и вернуться с нами домой. На журнальном столе не помещается все то, что принесла Дагмара. Это фотографии в рамках, большие и красочные альбомы, коробки с медалями и значками, целая кипа дипломов, грамот, благодарственных писем, газеты и журналы, в которых есть статьи о Наби и много-много фотографий. Наби с семьей, в лаборатории, с друзьями. Вот доктор Харт, профессор университета в Рочестере – показывает Дагмара. Под его руководством Наби закончил аспирантуру и получил докторскую степень в 2000-м году, когда ему было 30 лет. Он был необыкновенным ребенком, вспоминает Дагмара. Его интересовало все, он задавал много вопросов. Наби был поздним ребенком в семье. Когда он родился наш старший брат Хайрулла пошел в армию, а мне было 11 лет. Наша мама была учителем начальных классов, имела звание заслуженного учителя Дагестана, а папа был строителем. Большее время с Наби общалась я.

Наби Магомедов

Когда он пошел в первый класс, то я замечала, что, сделав свои уроки, он брал мамины книги за второй класс и занимался по ним. Я говорила ему: Набишка, хватит, иди погуляй, но его это очень увлекало – читать и заниматься. Часто в школе учителям задавал вопросы, на которые они не сразу находили ответ. Очень любил природоведение и математику. Его первая учительница вспоминает, что контрольные и самостоятельные работы он выполнял раньше всех. Выполнив свое задание, он начинал скучать и помогать друзьям. Для него мне приходилось делать специальные дополнительные заготовки. В старших классах он участвовал в олимпиадах по физике, химии, математике. И всегда занимал одно из призовых мест. В школе ¹2, где он учился, была очень сильная учительница по химии Бамматова Патимат Магомедовна, заслуженный учитель России. Видимо, она сумела привить ему любовь к своему предмету так, что он в дальнейшем решил стать химиком. Дагмара Магомедова вспоминает, что в десятом классе Наби занимался по журналам химического факультета МГУ, а еще он был победителем Всесоюзной олимпиады по химии и занял второе место. Для нас это была настоящая победа. После школы он легко поступил в Санкт-Петербургский государственный университет, потому что сдал всего лишь один экзамен на пятерку.

Вспоминает Анна Алексеевна КОЛЬЦОВА, профессор кафедры неорганической химии СПГУ, доктор химических наук.

– На первую же ее лекцию Наби Магомедов зашел в аудиторию и сел за первую парту. Это уже говорило о многом. Потом я видела, с каким большим желанием он учится. Вообще, отличительная черта Наби – это поразительная работоспособность и требовательность к себе. Он производил впечатление очень надежного человека. Я всегда думала, что Наби достигнет успехов.

Ст. науч. сотрудник кафедры химии Санкт-Петербургского университета Валерий Николаев:

– Наби был настойчивым и целеустремленным человеком, он всегда рассказывал о своей родине, помнил о Дагестане и старался держать определенную планку, был очень требователен к себе. Наби Магомедов начал писать дипломную работу под моим руководством, когда у меня появилась возможность сотрудничать с заграницей. Это был 1994 год, я вернулся из Канады, и Наби спросил меня, может ли он учиться за границей? А почему бы нет, подумал я. Наби был одним из лучших студентов, и я видел, что он настроен на дальнейшее образование и серьезную научную деятельность. А у нас тогда, в середине 90-х, сами помните, что было, особенно в науке и образовании. Конечно, я помог ему: порекомендовал своим коллегам в США как талантливого молодого человека.

Вместе с ним к экзаменам в американский университет готовился его однокурсник Дмитрий Зуев. Надо сказать, что поступить туда было не так легко: проблемой являлось не достаточно хорошее знание языка. Два раза они сдавали экзамены и только с третьей попытки поступили. Уже в 1995 году Наби Магомедов поступил в аспирантуру в университете Огайо к профессору Дэвиду Харту. В общей сложности Наби провел в моей группе четыре года, вспоминает доктор Харт. Он был замечательным студентом, и я считал настоящей удачей работать с ним. Его результаты экзаменов можно было вешать на доску как образец ответов. Когда мы обсуждали проблемы в области химии щелочных металлов, он сказал, что хочет работать над своей диссертацией у меня. Я предложил ему подумать над задачей, над которой он будет работать, и вернуться ко мне, когда будет готов план исследований. Наби пришел через неделю. Он не только подумал над проблемой, но еще улучшил подход к ее решению и предложил альтернативные методы. То, что он сделал, было потрясающе! У меня было много хороших студентов, но Наби был особенным. Работая над диссертацией, он преодолевал различные сложности со свойственным ему интеллектом, мастерством и старанием, и в результате у него получилась замечательная работа. Его диссертация помогала другим студентам, которые пришли в группу после него. И я думал, а этот парень действительно умен!

Еще будучи студентом Санкт-Петербургского университета, Наби Магомедов познакомился с Натальей Щербининой, тоже студенткой этого вуза. В конце 1995 года Наби Магомедов приехал на родину, чтобы, сыграв свадьбу с Наташей, вернуться в Америку. В США Наталья Щербинина так же, как и Наби, продолжает учебу в университете Огайо. После того как Наби Магомедов защитил диссертацию, он провел два года, работая в лаборатории видного ученого, профессора гарвардского университета Доктора Эванса.

– Наби был свежим ветром для моей лаборатории. Он работал среди элитных сотрудников. Он работал над общими вопросами несимметричного катализа. В то время я впервые задумался о том, как мы можем правильно получить хиральные лиганды и металлы в эксперименте. Это были исследования, которые доставляли удовольствие… Он был одним из самых поразительных людей в своей области, которых я когда-либо встречал…


В 2002 году Наби Магомедов получает место профессора университета в Рочестере в штате Нью-Йорк. Под его руководством начинает работать группа студентов из шести человек. Он был успешным преподавателем, и один из его студентов вскоре получает докторскую степень. В 2002 году у Наби и Натальи родился сын Амир. Трудно передать, что это значило для Наби. Он был безмерно счастлив. Мог часами играть с сыном.

Последние исследования Наби Магомедова включали разнообразный стереоселективный синтез циклических карбоновых структур, разработку нового ассимитричного синтеза аминов и стереоселективный синтез азотовых гетероциклов. У него были широкие интересы в области синтетической органической химии и проницательность в выборе направления исследований. Он был отмечен многими премиями и грантами, и, безусловно, Наби Магомедов был просто обречен на успех, если бы не эта страшная и бессмысленная трагедия.

4 марта 2006 года друзья и коллеги Наби Магомедова и Натальи Щербининой в межконфессиональной церкви университета Рочестера провели в их честь траурную церемонию. И проведение церемонии, и издание потом книги Памяти семьи Магомедова – Щербининой взяли на себя компания «Бош и Ломб», где последние годы руководителем программы по микроскопии работала Наталья. А также департамент химии университета Рочестера, где работал Наби. Уже позже ими же был учрежден Мемориальный фонд имени семьи Магомедова-Щербининой. Средства этого фонда будут использоваться для одноименной премии, которая будет присуждаться молодому химику, продемонстрировавшему исключительные способности в исследованиях.

Кроме того, во дворе университета в Огайо, где начинал свою американскую карьеру удививший многих парень из России Наби Магомедов, установлена памятная скамейка с табличкой, на которой высечены имена Наби, Натальи и Амира. А на кампусе центра Оптики компании «Бош и Ломб» посажено дерево в память о Наталье Щербининой и установлена мемориальная доска со строками поэмы «Некоторые люди». Она заканчивается словами: «Некоторые люди оставляют след в нашей жизни и остаются в наших сердцах, и мы уже никогда не будем такими, как прежде…». Даже маленькому Амирчику было памятное посвящение. Воспитатели из детского сада, куда он ходил, собрали в один альбом все его поделки из бумажных салфеток, разноцветных перышек, а малыши из группы добавили трогательные воспоминания.

«Конечно, в родном городе Буйнакске все были потрясены гибелью семьи. Нам приходили письма из разных концов страны от его однокурсников с соболезнованиями, – рассказывает Дагмара. – Американские друзья Наби все хлопоты по оформлению документов и транспортировке тел взяли на себя. Наби, Наташа и Амирчик похоронены в Буйнакске».

Дагмара уже несколько раз побывала в Америке. Два раза ее приглашали, когда вручали премии имени Магомедова-Щербининой. Каждый год ей присылают журналы из университета, где работал ее брат. В журнале рассказывается о достижениях преподавателей и студентов. «По тому трепетному отношению к себе я поняла, как они любили Наби, – рассказывает она. – В Буйнакске тоже стараются сохранить память о нем».

В школе ¹2, где учился Наби Магомедов, в кабинете химии и в школьном музее есть стенды, посвященные ему. Городское управление образования Буйнакска учредило диплом, которым награждается победитель городской олимпиады по химии, и от семьи Магомедовых вручается премия и диплом с его фотографией, на которой улыбается молодой и красивый Наби. Каждый год первого сентября в тот класс, в котором когда-то начал свой путь в мир знаний маленький Набишка, заходят малыши-первоклашки. Учительница обязательно рассказывает им о Наби. А тот первоклассник, что сядет за первую парту, должен хорошо учиться, чтобы прославить свой город и Дагестан, как это сделал Наби Магомедов.

В статье использованы воспоминания американских ученых о Наби Магомедове, произнесенные ими на поминальной службе в межконфессиональной церкви университета Рочестера, включенные в «Книгу Памяти семьи Магомедова – Щербининой».



Гуллер КАМИЛОВА
© gazeta-nv.info




    23 Nov 2013 |   Баянлыкъ: 0 | Къаравны санаву: {view}


 
 


Content Management Powered by CuteNews