ДАДАВ МАГОМЕДОВ - ПЕРВЫЙ НАРОДНЫЙ ПОЭТ ДАГЕСТАНА

Дадав Магомедов

Дадав Магомедов (1856–1926гг.)

Впервые в истории нашей республики (на основании постановления Совнаркома ДССР от 21 октября 1925 г. под №4423) кумыкскому поэту из села Кумторкала Дадаву Магомедову было вручено удостоверение, подтверждающее присвоение ему высокого звания народного поэта.

В нем, в частности, говорится, что «дано сие гр-ну сел. Кум-Торкала Махачкалинского района Дадаву Магомедову в том, что он – народный дагестанский поэт, с 1905 года воспевающий революционное движение на кумыкском языке. Стихотворения и песни коего пользовались большой популярностью среди дагестанского населения, за что царскими властями он неоднократно подвергался преследованию. Однако, несмотря на это, поэт продолжил писать свои стихи, которые жадно читались дагестанцами, и песни до сих пор сего времени народные массы поют».

Удостоверение подписано председателем Совнаркома Дж. Коркмасовым и управляющим Делами СНК ДАССР С-Больщ. Этот факт подтверждается многими архивными документами, выявленными в фондах Архива РД в наши дни.

Впервые этот документ был обнаружен лет двадцать назад доктором исторических наук А.-Г. Гаджиевым среди материала Совнаркома Дагестана, но он не торопился с публикацией своей замечательной находки, ибо он, как нам известно, работал над созданием отдельной книги под названием «Айбала Дадав (Дадав Магомедов) – классик кумыкской литературы» и, не успев завершить ее, вскоре умер.

Как показали наши последующие поиски и многие свидетельства современников Дадава Магомедова, после смерти поэта (1926 г.) сложившаяся нездоровая социально-политическая обстановка в республике, а также во взаимопонимании между отдельными руководителями республиканского масштаба, самым злобным образом отразилась на литературной судьбе не только Дадава, но и на развитии многонационального литературного процесса в республике до Первого съезда дагестанских писателей (1934 г.) в целом.

Тем не менее, имя Дадава Магомедова попало в многотомное издание Большой советской энциклопедии под характеристикой «первый народный поэт Дагестана» (БСЭ., 1930 г., т. 20, стр. 175).

Сборники его поэтических произведений пять раз передавались в государственные издательства Институтом культуры Дагестана, однако впоследствии оказывались отвергнутыми вместе с монографическими исследованиями о жизни и творчестве Дадава Магомедова, Зайналабида и Нухая Батырмурзаевых.

Не менее удивительно и то, что на Первом съезде, где с основным докладом выступил Багавутдин Астемиров, не было упомянуто имя первого народного поэта Дагестана. К слову, в сентябре 1963 г. в СП у меня состоялась обстоятельная беседа с ним (часть этого материала дается в издаваемой первой книге Дадава Магомедова). Холодное отношение со стороны руководства республики к Д. Магомедову он объяснял затяжной конфликтной ситуацией между первым секретарем обкома КПСС Н. Самурским и Дж. Коркмасовым, который к этому времени работал в Москве, в Совнаркоме СССР.

Тогда нам на многое открыла глаза очень важная фраза, оброненная Б. Астемировым о том, что «… вожжи Первого съезда находились в руках Н. Самурского». Это обстоятельство прояснило еще одну существенную сторону этого вопроса.

Постановлением Первого съезда писателей Б. Астемирову и Э. Капиеву было поручено подготовить и издать общий сборник дагестанской поэзии. И он был издан, но и в нем не оказалось стихов Дадава Магомедова. Но все-таки одно стихотворение, без указания имени автора, было подано как народное – «Ты лежишь, Ай-Гази». Это была песня Д. Магомедова «Биз тургъанбыз, сен ятгъансан, Айгъази».

В 1935 году в руководство СП Дагестана пришел известный писатель Ю. Гереев. Ему был передан солидный рукописный том стихотворений и песен Дадава Магомедова. Юсуп Гереев, вдохновленный чтением рукописи и после неоднократной встречи со старшим сыном Дадава Умаром, после ознакомления с семейным архивом Магомедовых на страницах газеты «Дагестанская правда» (6 января 1935 г.) опубликовал большую статью под названием «Певец из революционной Кумторкалы», в которой автор специально подчеркивал мысль: «Издание его книги Даггизом и монографии – Дагестанским институтом национальных культур, появляющееся, «хоть» и с большим опозданием, нужно приветствовать как ценный вклад в кумыкскую литературу».

Однако по причине разворачивающихся последующих событий – развития политики необоснованных политических преследований и репрессий в стране – и эта задача оказалась невыполненной.

Впоследствии и сам Юсуп Гереев до своей смерти фактически был отторгнут от живого литературного дела; жестоким преследованиям был подвергнут директор Института культуры РД Ибрагим Алиев, который, не выдержав пытки, покончил с собой.

Таким образом, «истязание» литературной судьбы Дадава получает свое продолжение. К середине 30-х годов его имя почти забыто, литературное наследие было растерзано и разбросано.

Естественно, в последующее переиздание БСЭ он не попал.

Поэтому слова Дж. Коркмасова о том, что, "… когда мы соберем и издадим песни нашего старого революционного поэта Дадава, вы увидите, какую роль могли и должны были сыграть эти живые, полные страсти и революционного воодушевления слова» (1925), сохраняли силу как неизбывного национального мечтания.

В 1937 г. ближайший к Дадаву Магомедову человек, бывший председатель Совнаркома ДАССР Дж. Коркмасов был осужден за участие в группе по организации госпереворота в СССР и расстрелян.

С 1935 г. и вплоть до конца 70-х годов прошлого столетия, после статьи Ю. Гереева, имя Дадава Магомедова не попадает ни в одно печатное издание Дагестана. Поэтому не могли быть даны произведения Дадава Магомедова ни в первой Антологии кумыкской поэзии «Чечеклер» (1940), подготовленной А. П. Салаватовым, ни во второй Антологии кумыкской поэзии «Йыр хазна», подготовленной народным поэтом Дагестана А. Аджаматовым.

Умолчание Дадава Магомедова, может быть, осталось бы злобным событием в нашей национальной истории еще надолго, если бы в 60–70 годы не пошли в жизни нашего общества тенденции своеобразного потепления. На этой основе, к чести кафедры дагестанской литературы Даггосуниверситета, его работники обратили самое серьёзное внимание на роль и значение Дадава в развитии нашей культуры.

Первоначально свое принципиальное соображение отдельной статьей опубликовал в «Дагправде» А. К. Абдуллатипов, затем кафедрой в 60–70 годы были организованы неоднократные летние экспедиции по сбору и изучению творчества Магомедова.

В этом плане много труда вложил студент-заочник, учитель кумыкского языка в селении Шамхал-Термен Яхъя Сайпуллаев, и в итоге он написал первый серьезный труд о жизни поэта, собрал более 80 стихотворений Дадава, записав их у его современников, любителей народной песни.

В 70-х годах песни Дадава Магомедова впервые были даны в учебно-хрестоматийных изданиях «Революциядан алдагъы къумукъ адабият» (1979 г.) (составители: С. Алиев и М. Г. Акаев). Тогда же отдельные произведения поэта были включены в школьные программы. Лишь к началу нашего века Дадав Магомедов начинает обретать свою полную значимость как неотъемлемая часть нашей культуры. Целый ряд его известных произведений вошли в общий поэтический сборник «Уьч шаир» (2004 г.) (автор-составитель А. К. Абдуллатипов).

Надо сказать, что благодаря трудам литературоведов С. М. Гусейнова, А. К. Абдуллатипова, С. Алиева и др., поэт стал вполне узнаваемым.

Однако накануне его 160-летия по-особому прозвучала необходимость исправления просчёта столетней исторической давности – во что бы то ни стало добиться издания первого самостоятельного сборника его произведений как поистине первого, официально признанного народного поэта Дагестана.

И вот сегодня мы можем сказать, что нам, землякам Дадава Магомедова, – Бочу Бочуеву, Арсланали Ибракову и Салаву Алиеву – наконец удалось достичь этой цели.

При этом считаем своим долгом сказать и выразить искреннюю признательность всем, кто помог, оказывая непосредственную поддержку и помощь в решении этой задачи; всем, кто делился с нами своими соображениями о событиях эпохи жизнедеятельности Дадава Магомедова, дал впечатляющие воспоминания о поэте и его земляках, нередко для нас оборачивающиеся в некие откровения.

В результате мы еще раз убедились, что Дадав Магомедов, поистине, поэт всенародный, поэтому память о нем пульсирует до сих пор в жизни народа. И в этом смысле он – Йырчи Казак своего нового времени – начала ХХ века.

Несмотря на это, на протяжении почти всего ХХ столетия определенными силами общества (то идейно-политическими, то личностными, то национально-этическими и т.д.) создавался искусственной барьер с одной целью – чтобы имя Д. Магомедова было полностью забыто. К великому сожалению, эти барьеры не совсем сняты и в наши дни.

Дело в том, что после распада СССР, с 90-х годов прошлого века, в нашем обществе наблюдается возрастание (и в республике) политики негативного отношения к деянию людей поколения Дадава Магомедова, к революции и революционному наследию в целом…

В заключение слова о Дадаве Магомедове, как о первом официально признанном народном поэте Дагестана, еще раз хотим подчеркнуть: в пределах 1904 –1926 гг. в Дагестане нет никакого другого поэта от крестьян и рабочих, истинно пролетарского по охвату ключевых событий тех лет.

В его произведениях поэтическое слово, опережая ход своего времени, выступает в унисон и созвучие с проблемами, которые теребят, тревожат и волнуют души и наших современников.

Поэзии Д. Магомедова в целом характерны следующие особенности.

Его поэтическое творчество делится на три исторических периода: 80–90-е годы ХIX столетия и 1904–1920 годы, и творчество первых лет советской власти. В центре его поэзии (во всех жанрах) находятся люди с честными и ясными взглядами на окружающий мир, в глубине души которых чувствуется воодушевление и восторг по поводу всеохватывающей тенденции чувства свободы и гордости (узденства), что автор в тесном ряду тех, кто ведет борьбу за революционное обновление жизни.

2. По произведениям Дадава Магомедова чувствуется эпико-драматический накал страстей и ожидания неминуемого его прорывного простора для людей его поколения.

3. По существу главным героем разных жанров выступает сам автор Дадав Магомедов, он в центре всех ключевых событий эпохи.

4. В каждом малом и большом своем произведении Д. Магомедов, как поэт, строго документален, точен в отображении исторических событий, судеб людей из своего окружения – участников революции, гражданской войны. Даже в небольшом стихотворении он выводит целую вереницу так называемых деятелей контрреволюционного толка. Классическим образцом такого стихотворения является «Когда пришел в Дагестан Бичерахов». Примерно в таком же поэтическом стиле выдержаны многие стихи Д. Магомедова, посвященные описанию социально-политической обстановки в городе Темир-Хан-Шура и родном селе Кумторкала, в тех условиях, когда там и тут верховодили разного рода самозванные парламентёры, генералы так называемого Горского правительства.

5. Любое произведение Д. Магомедова до предела персонифицировано. Даже, казалось бы, лирико-песенного плана. Об этом свидетельствуют прежде всего многочисленные послания-обращения поэта, в частности, его письма Дж. Атаеву, Н. Коробову, Азиму, Петру Ковалеву… Даже такие его произведения из области любовной лирики, как «Умсалимат гюл ачмагъан бюр эди» («Умсалимат была как цветок, еще не успевший выбиться из почки») и т.д.

В наши дни люди старшего поколения, ученые пишут, что Дадаву Магомедову нужно уделить достойное внимание прежде всего в его родном селе, со стороны джамаата, районной администрации, и одна из главных улиц Коркмаскалы должна носить его имя, в школе села должен быть создан постоянно обновляемый музейный уголок о нём. Самое главное – изучение и сбор его наследия должны быть продолжены.

Члены общественного инициативного комитета по проведению юбилея поэта

Салав Алиев, Бочу Бочуев, Арсланали Ибракъов.





Танышгъа билдирмек


0


    06 Nov 2016 |   Баянлыкъ: 0 | Къаравны санаву: {view} | Печать этив


  (remember)
  (тарыкъ буса)

Content Management Powered by CuteNews