ЗВЕЗДА БАРИЯТ МУРАДОВОЙ

Барият Мурадова

Во время создания роли она была похожа на мать, которая вынашивает ребенка. Поэтому все произведенные ею на свет «дети-образы» были живые, настоящие, убедительные. Она не любила штампов, каких-то заготовок, повторов и в каждую роль стремилась внести что-то новое, добавить изюминку. Сила ее таланта была столь велика, что зритель покорялся ему сразу же, при первом ее появлении на сцене, первых произнесенных словах... Все это – великая актриса Барият Мурадова. Именно сегодня, ровно 100 лет назад, она появилась на свет, и ее звезде суждено было взойти на небосклон высокого искусства.

Сцена была местом, где она чувствовала себя абсолютно счастливым человеком. Поразительно, как легко она могла дарить зрителям то радость, то грусть. Она не имела высшего театрального образования, но природа одарила ее талантом с такой щедростью, что вопросов о ее профессионализме у специалистов театра не возникало. По этому поводу и она никогда не комплексовала. «Пишите, как есть, - говорила она журналистам, - незачем это скрывать».

Но та жажда, с которой она читала книги, пополняя свои знания о театре, искусстве, литературе, объяснялась не только стремлением к самообразованию. Она просто была очень любознательным, любопытным в самом лучшем смысле этого слова человеком. А тесное общение с такими людьми, как Наби Дагиров, Аткай Аджаматов, Абдулвагаб Сулейманов, Камиль Султанов, Анвар Аджиев и многими другими, заменяло университеты.

В жизни она была совершенно естественной и органичной. Маска, поза, превосходство над коллегами были для нее чужды. Она всегда была доброжелательной, искренней, обаятельной Барият, за что все ее и любили.

Более 200 ее ролей вошло в золотой фонд дагестанской сцены. Среди них Кистаман из «Красных партизан», Гюякыз из «Айгази», Жумайсат из «Моллы Насретдина», Асият из пьесы «Любовь Асият», Шекерхан из «Под деревом» и др. Ей удавались и роли из мировой классики. С поразительной достоверностью сыграла Джульетту в «Ромео и Джульетта», Дездемону в «Отелло» В.Шекспира, истинным комизмом дышала ее Гюльчохра в «Аршин мал алане» У.Гаджибекова, а как пленительна была ее Лаура в «Каменном госте» А. Пушкина, незабываема Толганай из «Материнского поля» Ч. Айтматова, которой зал стоя аплодировал в течение 30 минут!

«Барият имела привычку вставать очень рано, - рассказывал режиссер Гамид Рустамов. - Первым делом она бралась за роль: учила текст, старалась так расставить в каждой фразе акценты, чтобы сказанное ею со сцены оказывало на зрителя максимально мощное воздействие. К началу репетиции она всегда блестяще знала авторский текст и имела ясное представление о роли, что позволяло ей, не нарушая общего замысла автора, добавить один-два штриха из собственного арсенала, делая роль еще органичней и убедительней... Она придавала большое значение внешним атрибутам роли: одежде, гриму, пластике тела, усиливая внутреннее содержание образа через внешнее, духовное через материальное… В любой роли Барият умела найти такую тональность, которая позволяла ей держать зрителя в напряжении на протяжении всего спектакля. Понятно, что такую работу Барият, образы, выведенные ею в спектаклях, зритель запоминал надолго, если не навсегда. Скажу больше: эти образы, эти характеры становились для людей образцом для подражания или, наоборот, отталкивающим примером того, как нельзя поступать».

Характеризуя Барият Мурадову как человека, Г. Рустамов говорил: «Глубоко понимая, что театр, театральная постановка - это труд коллективный, плод общих усилий, она делала все, чтобы в нем сохранялись единство, гармония. В этом смысле она была моей правой рукой, и я всегда мог надеяться, что она в критическую минуту своим непререкаемым авторитетом успокоит страсти, погасит те или иные нервозные, конфликтные ситуации. Поверьте, это для театра - огромная ценность».

Барият обладала и исключительным вокальным талантом. Впервые на дагестанской сцене в дни празднования десятой годовщины установления Советской власти в Дагестане она спела перед гостями из разных республик нашей страны русские и цыганские песни, романсы. Успех был необыкновенный!

Так же удивительно красиво она исполняла старинные кумыкские народные песни - йыры. Ее музыкальному образованию способствовал

Т. Бийболатов, который давал ей первые уроки музыки, обучил нотной грамоте, игре на фортепиано. Безусловно, огромную роль в ее формировании как личности и артистки сыграл ее дядя Татам Мурадов - великолепный певец и музыкант. Он и сам любил исполнять старинные кумыкские песни и передал эту любовь своей племяннице Барият.

Между прочим, эти йыры она исполняла перед такими великими людьми, как Тухачевский, Ульянова, Калинин, Ворошилов, К.Цеткин, приехавшая в Дагестан по приглашению Д.Коркмасова. Еще в далеком 1925 году Коркмасов пророчески говорил о Барият: «Вот будущая великая звезда Дагестана!». И она, словно не желая подвести своего великого земляка, действительно стала звездой.

… Во время Декады дагестанского искусства и литературы в Москве в 1960 году Барият играла в спектакле «Под деревом» по пьесе Г. Рустамова роль вдовы Шекерхан. Едва закрылся занавес, как к ней за кулисы пришли с приглашением в кабинет директора театра. «Немного робея, я вошла в кабинет, - вспоминает Барият Мурадова. - При моем появлении двое присутствующих мужчин встали и галантно поклонились. Один был одет в военную форму. Я тотчас узнала этого человека по портретам и телевидению. «Вы, возможно, помните меня? - спросил он с теплотой в голосе. - Я - Ворошилов. Меня знакомил с вами товарищ Коркмасов, незабвенный мой друг...». «Конечно, Климент Ефремович, - волнуясь, ответила я, - конечно, я помню ту нашу встречу...». Нам принесли чай. Посидев недолго с нами, директор театра вышел, и мы минут 15 беседовали. «Я редко встречал столь образованных, умных, тактичных людей, как Джелалэтдин Коркмасов, - говорил Ворошилов с грустью. - Он был истинный интеллигент, аристократ. Это была огромная потеря для всех нас. Я очень сожалею, что не смог ему помочь...».

Эта встреча произвела на Барият огромное впечатление, и она ее часто вспоминала. Но и сама она покорила в ту поездку взыскательных москвичей. Спектакль «Под деревом», упомянутый выше, имел большой резонанс. Благоприятные отзывы о ней прозвучали со страниц газет «Советская Россия», «Советская культура» и других изданий. Сам народный артист СССР Михаил Царев очень высоко оценил роль Лауры в «Каменном госте», сыгранную Б.Мурадовой. С похвалой отозвались о работах актрисы драматург Д. Зорин, заслуженный деятель искусств РСФСР Ф. Бондаренко.

Родина по достоинству оценила талант и мастерство Барият Мурадовой, присвоив ей звание народной артистки СССР.

Звезда Барият Мурадовой неугасимо освещает дагестанское искусство по сей день.

От редакции: Сегодня в Музее истории Махачкалы открывается масштабная художественно-документальная выставка к юбилею великой дагестанской актрисы Барият Мурадовой.

Здесь представлены галерея фото- и живописных портретов народной артистки СССР в разных ролях маститых художников М.Джемала, Н.Лакова и других; эскизы декораций к спектаклям, где блистательно играла актриса; ее костюмы к образам, воспроизведенным ею на сцене Кумыкского театра, где этот мастер драматического искусства проработала всю свою творческую жизнь; афиши тех времен; даже театральный занавес, не раз поднимавшийся при чествовании Б. Мурадовой под крики «Браво!», и старая арба из спектакля «Молла Насретдин», незабываемого звездностью роли Жумайсат.

По материалам выставки будет подготовлено красочное издание о мастерстве великого таланта, имя которому - Барият Мурадова.

Гусейн Адилов





Танышгъа билдирмек


0


    26 Oct 2014 |   Баянлыкъ: 0 | Къаравны санаву: {view} | Печать этив


  (remember)
  (тарыкъ буса)

Content Management Powered by CuteNews