ЮСУП АКАЕВ - ГЕРОЙ ИЗ БУЙНАКСКА

Юсуп Акаев

Юсуп Акаев родился 14 августа 1922 года в г. Буйнакске в крестьянс­кой семье. Юсуп рос обыкновенным мальчиком. Ему было свойственно то же, что многим другим ребятам. Был сдержанным в проявлении чувств. Зато в нем было сильно развито чувство справедливости, уже в раннем детстве он всегда защищал тех, кто поменьше и слабее, не позволял их обижать. Его трудно было втянуть в споры, скандалы. И сверстники знали, что Юсуп не будет кричать и кидаться в драку. В семье его не баловали. Отец Абдулабек Акаев был человеком строгого нрава, не был особенно близок к детям. Зато к матери мальчик испытывал нежность. После окончания неполной средней школы Юсуп мечтал продолжить учебу. Он поступил в юридическую школу в Махачкале. Узнав о существовании в городе аэроклуба, сразу записался туда. После двух лет учебы в юридической школе Юсуп вернулся в родной Буйнакск, где жили его родители. Мысль о продолжении учебы на юридическом факультете не покидала его. Но за время, провед¸нное в Махачкале, он полюбил аэроклуб – авиацию.

Июнь 1941 года, началась война. Юсуп подошел к матери и спросил: «У тебя есть, кому постоять за нашу Родину? Война имеет начало, но она имеет и конец». Так в 18 лет к нему пришла зрелость.

В первый же день войны он отправился в военкомат и попросился на фронт, выразил желание попасть в авиацию. Когда его провожали, старшая сестра Патимат сказала: «Юсуп, возвращайся героем!»

Ю. Акаев был зачислен в ВАШПО – Военно-воздушную школу предварительного обучения. Обучение было рассчитано на год, программа была максимально напряженной. В процессе учебы Юсуп стал понимать, какие качества необходимы военному летчику. И он упрямо шел к цели, мобилизовав все физические и умственные силы, волю.

Надолго запомнился юноше его первый самостоятельный полет, в конце учебы. Минуты летели, планируя, Юсуп успешно посадил самолет и получил похвальную оценку: «Молодец, Акаев, отлично слетал».

В личной книжке курсанта Юсупа Акаева сделана такая запись: «За период учебы в четвертой штурмовой авиаэскадрилье имеет 103 полета, из них 64 самостоятельных. Техника пол¸тирования отработана отлично, зачет государственной комиссии сдал».

Для непосредственного участия в боевых действиях полк был перебазирован на аэродром Геленджик, Юсупу Акаеву предстояло совершить первый боевой вылет.

1943 год, переломный момент в Отечественной войне уже произошел. Тогда Северокавказскому фронту и Черноморскому флоту была поставлена задача совместными ударами с суши и высадкой десанта с моря захватить Новороссийск. В течение года немцы укрепили город и порт.

В газетном листе под названием «Герой Советского Союза капитан Юсуп Акаев», составленном позже политотделом соединения, было написано: «Боевое крещение капитан Акаев принял под Новороссийском. Здесь, невдалеке от солнечного Дагестана, он вместе с другими летчиками бомбил и штурмовал живую силу и технику противника, топил его корабли, меткими ударами громил склады и базы снабжения».

С каждым боевым вылетом росли мастерство и зрелость молодого пилота. Акаев вырабатывал свою «акаевскую» схватку, которая ничего не сулила немцам при встрече, кроме смерти».

В ноябре 1943 года Юсупу Акаеву, в 20 лет уже назначенному командиром 2-й авиаэскадрильи, впервые доверили быть ведущим большой группы самолетов. Он выдержал экзамен на мужество, самообладание и волю, обеспечив выполнение боевого задания.

Хладнокровие, выдержка, мужество Ю. Акаева сыграли главную роль в спасении его и воздушного стрелка, когда посадил на море у мыса Такил подбитый огнем вражеской артиллерии Ил-2. Успев выскочить из тонущей машины, Юсуп и стрелок пять часов продержались на лодке в ледяной воде среди бушующих волн, пока в сумерках, под огнем фашистов, их не подобрал наш катерный тральщик.

Юсуп Акаев был и участником освоения новых, более эффективных способов бомбометания, когда стали осуществлять удары с участием различных типов самолетов большими группами.

Один из таких вылетов описан в книге «Авиация Военно-Морского Флота в Великой Отечественной войне (М., 1963)». Когда в порту Феодосии обнаружили скопление вражеских плавсредств, было решено нанести комбинированный удар большой группой самолетов различных типов. Ведущим ударной группы 18-ти Илов-2 был старший лейтенант Ю. Акаев. Он, как отмечается в наградном листе, в этой трудной воздушной операции проявил исключительную находчивость и героизм, выручил молодого летчика Михаленко, которого атаковали два «мессершмитта», и, сочетая огонь с умелым маневром, сбил вражеский самолет. После этого сам был атакован двумя «мессершмиттами». Используя летное мастерство, Юсуп создал благоприятные условия для воздушного боя своему стрелку, который тоже сбил один самолет противника.

Юсупа Акаева знал весь Черноморской флот. Его называли мастером штурмовых ударов. Не было случая, чтобы он вернулся на аэродром, не выполнив боевого задания.

В декабре 1943 года Юсуп Акаев получил новый самолет под ¹21, он летал на нем до окончания войны. Не потерял, не поменял своего Ила.

Сложилось мнение, что Юсуп просто «везунчик», чрезвычайно удачливый человек. Осенью 1944 года гарнизон острова Готлану был атакован немецким десантом. На помощь вылетели 12 Илов, ведомые Ю. Акаевым. Сокрушительным ударом штурмовиков десант был разгромлен. Но на обратном пути получившая повреждения машина летчика Николаева стала терять высоту. До линии фронта уже было не дотянуть. Тогда командир Акаев передал Николаеву по рации: «Садись на дорогу». Это была обыкновенная грунтовка, по которой катались немецкие грузовики. Юсуп ударил по ним из пушек – немцы врассыпную, залегли по сторонам дороги в кустарнике. Юсуп посадил на дорогу. «Залезайте!» – скомандовал он Николаеву и раненому стрелку. Самое трудное – взлететь. Юсуп, собрав все свое умение, поднял машину и довел ее до аэродрома.

Или вот другой пример. При отходе от цели после выполнения задания один из самолетов эскадрильи Владимира Маркова оказался подбитый вражеской зениткой и сел на воду. Владимир и его раненый стрелок оказались где-то посередине Финского залива. Акаев, у которого горючее было на исходе, найдя среди волн пострадавших, вернулся на аэродром, пересел на другой самолет и вернулся туда, где на плоту его ожидали товарищи. Несколько раз он давал знаки трассирующими пулями, указывая направление, где надо искать штурмовиков. Они были спасены.

Эти и другие факты свидетельствуют о высочайшей ответственности Юсупа Акаева за боевых друзей. 19 августа 1944 года Юсупу Абдулабековичу Акаеву Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза.

5 сентября 1944 года фронтовая газета опубликовала очерк В. Лидина «Звезда Героя» о том, как Юсуп Акаев в неравном бою вел два десятка Илов на штурм немецких плавсредств в Нарвском заливе. Здесь журналист употребил термин «акаевское мастерство», благодаря которому наши штурмовики смогли прорваться сквозь стену огня, которым ограждали себя корабли противника.

Совместно с войсками Ленинградского фронта морская авиация участвовала в операциях на Карельском перешейке, в Выборгском, Норвежском, Финском заливах. Особенно памятным было уничтожение группой из 24 самолетов, ведомых капитаном Акаевым, бомбоштурмовым ударом в порту Либавы, где командир потопил транспорт водоизмещением 8000 тонн. Приказом командира дивизии за высокие качества боевой подготовки эскадрилья Юсупа Акаева была назначена боевым ядром дивизии.

На своем Ил-2 Юсуп Акаев совершал атаки на вражеские корабли. На его боевом счету за годы войны 72 вражеские уничтоженные и выведенные из строя плавединицы. За годы Великой Отечественной войны Юсуп Абдулабекович Акаев совершил 140 эффективных боевых полетов. На его личном счету числится 7 транспортов общим водоизмещением 27000 тонн. Кроме того, 7 быстроходных десантных барж, 6 сторожевых катеров, танкер, канонерская лодка, 5 тральщиков, 5 торпедных катеров, а также поврежденных – один эсминец и около 30 различного типа плавсредств. Уничтожено и повреждено большое количество танков, батарей зенитной артиллерии, железнодорожных вагонов, около 100 автомашин и более полутора тысяч живой силы противника, сбито в воздушном бою 4 вражеских самолета.

Родина высоко оценила боевые заслуги Юсупа Акаева, удостоив его высокого звания Героя Советского Союза, наградив орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда», орденами Красного знамени, Отечественной войны 1-й степени, Александра Невского, боевыми медалями. Кроме всего, он имел более десяти благодарностей Верховного Главнокомандующего.

Осенью 1948 года Юсуп Акаев ушел в отставку по болезни и вернулся в родной Буйнакск. Состояние его здоровья заметно ухудшилось, видимо, сказались трудности фронтовой жизни, полученные ранения. Оставался высоким и накал в работе, вызванный требованием повышений боевой готовности в условиях наступившей «холодной войны». По заключению врачей, Юсупу Акаеву можно было служить в армии, но не летать. Что это означало для боевого летчика? Понятно, что ему хотелось устроиться на работу по специальности, но…

Он нуждался в лечении, его направили в Крым, но, к сожалению, не доехав до Ростова, 19 ноября 1949 года скоропостижно скончался в поезде, на 28 году жизни.

Памятники Героя установлены в Буйнакске и Махачкале. Его имя носят школы Махачкалы, Буйнакска, Кизилюрта, совхоз в селе Учкент Буйнакского района и улица в Махачкале.

Дважды Герой Советского Союза Нельсон Степанян в дни жарких боевых схваток написал с фронта родителям Юсупа Акаева: «Разрешите, дорогие родители славного сына народа Юсупа Акаева, гордости дагестанского народа, гордости нашей Родины, передать вам от имени всего коллектива нашей части искреннюю благодарность за то, что воспитали такого прекрасного летчика, который является грозой немецких банд. Ваш сын вписал много прекрасных страниц в историю нашей боевой части.

Он хороший товарищ, отличный командир. Мы все гордимся вашим сыном. Мы представили Юсупа к высшей награде – на звание Героя Советского Союза. Можете быть уверены, что он только с победой вернется домой, как всегда возвращается с победой с боевого задания. Привет передайте всем, кто знает Акаева.

С боевым приветом, Нельсон, 06.07.44 г.»

Однако на родине боевого летчика, героя войны ждало разочарование. Его супруга Заира Магомедовна Хизроева в своей книге «Юсуп Акаев, Дагестан: время, судьбы» (Дагкнигоиздательство, Махачкала, 1990) писала: «Человека иной раз легче сразить не пулей или снарядом, а несправедливостью, холодным отношением, жестокостью, бесчеловечностью, с которыми, к сожалению, Юсупу пришлось столкнуться у себя на родине, в Дагестане, куда он вернулся осенью 1948 года. Тянуло в родные края, к родителям, близким. Не скрою, мы испытывали некоторое чувство тревоги в связи с тем, что предстояло все начинать заново «на гражданке». Нужно было определиться с жильем, освоиться с новой работой, устраивать свою жизнь, теперь уже с семьей, с маленькими детьми. И все же мы возвращались в надежде, что все уладится. Ехали ведь на родину, живы были еще в памяти проходившие несколько лет назад в Дагестане торжественные приемы и вечера, трогательные речи, восторженные слова, которыми встречали Юсупа партийно-советские руководители города Буйнакска во время кратковременного отпуска в связи с присвоением ему звания Героя Советского Союза.

Но буквально с первых дней нашего прибытия домой мы столкнулись с совершенно необъяснимым отношением к себе. Юсупу оказалось непросто устроиться на работу по специальности.

Жить в коммунальной квартире, состоявшей из комнаты и кухни, было невыносимо из-за крайней тяготы и отсутствия элементарных удобств, даже водопровода в доме и по соседству не было. О нерешенности наших жизненных проблем знало руководство города и республики. Однако время шло, мы надеялись на помощь, но властьимущие продолжали оставаться глухими к нашим заботам. Более того, мы стали замечать с их стороны действия, направленные на то, чтобы задеть, уязвить человеческое достоинство Юсупа. Мы же не могли найти объяснения происходящему. Вскоре все стало проясняться.

Весной 1949 года Юсуп был приглашен в обком ВКП(б) для того, чтобы дать письменное объяснение по предложенным ему вопросам.

Чем же были серьезно озабочены отдельные работники обкома партии? Оказалось, следующими «компрометирующими» фактами, которые они обнаружили в автобиографии Ю. Акаева, хранившейся в его личном военном деле: он не сообщил, что дед его, живший в прошлом веке, якобы имел постоялый двор. Однако это не соответствовало истине. Умолчал об аресте отца в 1933 году. Фактически его продержали там несколько месяцев и освободили без суда и следствия, не предъявив никакого обвинения.

Наконец, надо было объясняться по поводу то ли упрека, то ли обвинения в том, что женился на внучке богатого человека. Не сообщил о том, что отец его в 1916 году работал с Махачом Дахадаевым на строительстве Мурманской железной дороги, куда выехал на заработки с дагестанцами, и т.д.

Мой дедушка Алмаксуд Данубеков, умерший за несколько лет до моего рождения, действительно имел подряд от Темирханшуринского отделения 1-го Государственного тракта на участок дороги. Но обкому партии было хорошо известно, что я являюсь дочерью М. М. Хизроева, революционера, отдавшего жизнь Советской власти. Теперь уже не оставалось сомнений в надуманности и предвзятости всего того, что творилось вокруг Юсупа.

Предоставив требуемые объяснения, Юсуп обратился к руководству обкома партии оградить его от необоснованных обвинений и помочь в предоставлении жилья и устройстве на работу. Несколько позже Юсупу предложили должность заместителя председателя Дагпотребсоюза по кадрам. Для него это был далеко не лучший вариант, к тому же в связи с новым назначением требовался переезд в Махачкалу, в город, климатические условия которого могли отрицательно отразиться на здоровье Юсупа. Однако было обещано в течение ближайших дней обеспечить квартирой, что и определило решение Юсупа.

Но вскоре мы поняли, что все это пустые слова, так как прошло не две-три недели, а более пяти месяцев, но вопрос не решался. Невыносимые условия жизни, а главное – сильные внутренние переживания резко ухудшили состояние здоровья Юсупа. Ему необходимо было срочно уехать в санаторий, но возникли затруднения с приобретением путевки, в чем опять-таки никто не посчитал нужным ему помочь. Едва ли стоит говорить о том, как эта тяжелая обстановка сказывалась на моем здоровье и здоровье детей.

Наши обращения в городские и республиканские инстанции не меняли положения. Далее следует отметить, что путевку Юсуп достал в Москве. Он выехал 18 ноября и, не доехав до Ростова-на-Дону, 19 ноября внезапно умер в вагоне».




Абдулатип ГАДЖИЕВ




    10 May 2015 |   Баянлыкъ: 0 | Къаравны санаву: {view}


 
 


Content Management Powered by CuteNews